О платьях-тортах и 80-х

Хочу немного о пышных платьях-тортах. И о восьмидесятых. Сейчас мы осуждаем те платья, закатываем глаза и тычем в них пальцем «как можно». И надевает-то их только деревня на выпускной, и вкуса нет, и даже принцесса Диана, всем хороша, но что за блестящие оборочки она носила в 80-е.

Так я сейчас вам расскажу! Но букв вышло много, потому что начну издалека:

Примерно с 78 года место в субкультурах слегка опустело, и радикальным модникам стало как-то скучно: панк подтух и стал слишком популярным. Сид Вишез умер, Оззи ушел из Black Sabbath. И после тотального дестроя самозародилось нечто, как это принято, противоположное, а именно, новые романтики. Самозародились они в клубах, в частности, The Blitz, причем изначально музой им был Дэвид Боуи, который в целом не слишком-то причастен к новым романтикам. В тот момент он закончил Берлинскую трилогию с Брайном Ино, и начинал следующий, попсовый, виток своей карьеры. Что, кстати, вполне отражает и переход к новым романтикам, как к более популярному и понятному тренду. Хоть и на тренд он повлиял мимоходом: Боуи и выступал в том клубе, и ему были посвящены вторничные вечеринки, потом в 79-м было выступление с Клаусом Номи на ТВ, а потом и клип Ashes to Ashes подоспел. В последнем уже есть все, что новым романтикам надо и снялись сами Blitz kids, завсегдатаи клуба:  и печального-нарядный мим в кружевах и даже треуголке, и корсеты, монашки, кружева, то есть, перед нами прям-таки краткий сборник рекомендаций.

В том клубе (Blitz, если вы уже подзабыли) тусовалась половина музыкальной и модной сцены Великобритании, включая Джона Гальяно, а будущий Бой Джордж подавал пальто в гардеробе. В клубе был принят собственный дресс-код, так что если кто-то надевал дизайнерскую одежду, завсегадати интересовались: «А сам ты ничего не можешь придумать?» Вдохновением служила история искусств, моды, кино и, конечно, музыка. Говорят, в клуб, однажды не пустили Мика Джаггера из-за неправильной одежды. Что важно, в той одежде ходили не только вечером в клуб, но и днем по своим обыкновенным, дневным делам. При этом, следуя заветам Боуи, в клубе было принято каждую неделю изобретать моду заново, поэтому уловить в чем суть, не так-то просто, да и новыми романтиками себя, конечно, никто не называл.

Есть еще одно важное имя — Стивен Джонс, и по сей день делающий шляпки. Он и оказался тем самым мостиком из клубов на подиумы, а уже потом, чуть позже, Джон Гальяно, влияние новых романтиков на которого видно не только в выпускной коллекции, но и вообще во всем, что он делал до 2011 года. И, как ни странно, Вивьен Вествуд, хоть и считающаяся панком, тем  не менее, внесла весомый вклад в эстетику новых романтиков. Их (и Гальяно) увлечение пиратскими атрибутами вдохновлено ее коллекцией 81 года (тут мне еще надо бы про Adam Ants сказать, но я, боюсь, до конца никто не дочитает).
Так или иначе, все это предполагало радикальный анти-панк: атлас, бархат, кружева и вышивку, обильные сборки, пышные рукава, перетянутую талию, корсеты, оборки, избыточные воротники – сплошные денди и 18 век. А еще романтические клише в виде пиратов, поэтов, монахов, ведьм (параллельно отпочковавшихся в готы) и грустных пьеро. Плюс андрогинность и макияж всем!

Естественно, все это со временем вышло из клубов и постепенно добралось, как и положено, в полном соотетствии с теорией моды, сначала до трендсеттеров и модников, а потом и до всех остальных.

Поэтому, когда мы смотрим на Мадонну 80-х, или Синди Лопер (ну, вдруг) – мы видим новых романтиков.

Более того, даже принцессу Диану не минула чаша сия. В 1983 г. она призналась в любви к группе Duran Duran, «Бирмингемскому ответу»  культовых для романтиков Spandau Ballet. И принцесса следовала той самой моде, насколько для нее это было возможно. Отсюда все те избыточные с налетом безумия платья в бантах, оборках, кружевах и атласе. Это было не «Я принцесса», а «Я модница»! Просто сейчас оно с большим трудом нами считывается, потому как одно, в общем-то, удачно совпало с другим.


А со временем, естественно, мода потихоньку дошла до обывателей и стала вырождаться. И вот, к концу 80-х мы видим те самые безумные атласные платья с оборками, драпировками, кружевом и всем-всем-всем. И индульгенция на пышные платья для невест и выпускниц выписана именно новыми романтиками. Которая в некоторых местах и головах действовать и не прекращала.

Так или иначе, безо всех этих клубных и подпольных предисловий, сейчас вернулась та самая мода новых романтиков. Пышные платья – на месте. Сборки, драпировки, пышные рукава – на месте. Атлас, кружева и вышивка – тоже. Буквально на днях Нина и Донис анонсировали новую коллекцию, вдохновленную Боуи Ashes to Ashes. Кому-то, может, и неожиданность, но мы-то с вами (теперь) знаем, откуда именно дует этот заковыристый ветер и насколько он предсказуем.

Более того, в немалой степени именно этот очередной заход к дендизму и 18 веку и привел к теме нынешнего, перенесенного на осень бала в музее Метрополитен. И без Гальяно тут никак не обойтись, это его родная тема, так что его все более частые появления на свету явно к чему-то нас готовят.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.